Республика Татарстан Республика Татарстан
17 февраля 2019, 14:59 нет комментариев

«Разумная инициатива и творческий подход». СК завершил расследование пыток в УВД Нижнекамска, после которых покончил с собой 22-летний Ильназ Пиркин

Поделиться

Ильназ Пиркин. Кадр: RFE/RL

Следственный комитет завершил расследование дела о пытках в полиции Нижнекамска, возбужденного после самоубийства 22-летнего Ильназа Пиркина. На скамье подсудимых — шестеро полицейских, которых обвиняют в пытках погибшего Пиркина и еще троих человек. Ни один из обвиняемых не признает вину, а СК проверяет их на причастность к 14 другим эпизодам. «Медиазона» рассказывает, как шло следствие и какие обвинения предъявлены полицейским.

Следственный комитет обратил внимание на пытки в нижнекамском УВД после громкого самоубийства 22-летнего Ильназа Пиркина: 19 октября прошлого года Пиркин [Роскомнадзор] на крышу десятиэтажного дома №2 по улице Южная и записал двадцатиминутное видео о том, как оперативники добивались от него признания в краже магнитолы из машины местного жителя — избивали, вывозили в лес, надевали на голову противогаз и перекрывали доступ воздуха. Затем Пиркин оставил телефон на крыше и [Роскомнадзор].

Самоубийство Пиркина вызвало большой резонанс. Дело о превышении должностных полномочий с применением насилия (пункт «а» части 3 статьи 286 УК) Следственный комитет возбудил в тот же вечер. Первоначально в нем не было подозреваемых — в своем видео погибший не назвал имен, но описал пытавших его силовиков как группу молодых оперативников, которые «работают по машинам». Через несколько дней имена стали известны: 2 ноября Нижнекамский городской суд арестовал лейтенантов МВД Гаделя Рахимова, Наиля Миндубаева и Игоря Филинова.

Вскоре в СИЗО оказался еще один оперативник Михаил Логачев, а за ним — и начальник отделения по борьбе с групповой преступностью Ринат Ахметшин. По версии следствия, они попытались замести следы преступления и переложить ответственность за смерть Пиркина на жителя Нижнекамска Николая Удирякова и на его друга Владимира Тимофеева. По версии следствия, Ахметшин и Логачев в отделении полиции избили Удирякова и Тимофеева, требуя взять вину за самоубийство молодого человека на себя; когда те отказались, Ахметшин посоветовал им поступить так же, как и Пиркин.

Кадр: «Новости Нижнекамска»

Сразу после ареста оперативников в Нижнекамск приехали сотрудники центрального аппарата прокуратуры Татарстана. Они изучили все жалобы на полицейских за последние два года и потребовали возбудить три уголовных дела — два о пытках и одно о сокрытии преступления. Одно из дел по статье о превышении полномочий возбудили по заявлению Ильназа Юнусова, которого в том же месяце, что и Пиркина, задерживали по подозрению в краже. По словам Юнусова, оперативники убеждали его признаться в преступлении так: сковав руки наручниками, засовывали в рот тряпку, затем заклеили рот скотчем и натянули на голову противогаз с перекрытым клапаном.

Юнусов сразу же опознал уже арестованного по делу Пиркина лейтенанта Рахимова. На очной ставке сотрудник МВД отрицал свое участие в пытках и утверждал, что не применял насилия к задержанному. В итоге уголовное дело было прекращено: в постановлении, которое есть в распоряжении «Медиазоны», указано, что кроме слов самого пострадавшего доказательств пыток нет, а Юнусов мог оговорить полицейских «из чувства мести»; ушиб ноги, зафиксированный врачом, мужчина, возможно, получил при других обстоятельствах. Юрист «Зоны права» Булат Мухамеджанов, который представляет интересы нескольких потерпевших в этом деле, говорит, что планирует обжаловать это решение СК.

Дело о сокрытии преступления (квалифицировано по статье 285 УК, превышение полномочий) также было прекращено. Судя по постановлению о прекращении дела этот эпизод не касался пыток; речь шла о пропавшем телефоне задержанной несовершеннолетней. Как и в предыдущем отказном постановлении, аргументы следствия сводятся к тому, что одних слов заявительницы недостаточно для возбуждения дела. Материалов по третьему делу в распоряжении «Медиазоны» нет; судя по всему, оно также было прекращено, так как эпизоды из него не вошли в окончательное обвинение оперативникам.

На скамье подсудимых по делу Пиркина могли оказаться и сотрудники бюро судебно-медицинской экспертизы, куда доставили его тело. Родственники заметили, что в морге пропала вся одежда, в которой погибший был в день смерти. «В морге его уже загримировали — мы потом еще и деньги за это заплатили — одежда другая уже совсем, а где наша — никто не знает. Куртка, штаны, кроссовки, все исчезло, даже цепочка, мусульманский кулон, на руку браслет», — вспоминала мать Пиркина. «Сотрудники морга должны были принять меры к сохранению доказательств, но этого не сделали. Я склоняюсь к тому, что это было сделано умышленно», — говорит юрист «Зоны права» и Казанского правозащитного центра Андрей Сучков, который представляет потерпевших вместе с Мухамеджановым.

Здесь была опубликована фотография из материалов дела, на которой следователь стрелочкой указал «вероятное место прыжка погибшего». Фото удалено по требованию Роскомнадзора, который счел снимок «размещением в текстовой и графической форме информации о совокупности необходимых для самоубийства условий».

Дело о пропаже вещей Пиркина было возбуждено по статье о халатности (часть 1 статьи 293 УК). Следователь опросил около десяти сотрудников Республиканского бюро судебно-медицинской экспертизы — те сообщили, что одежду выбросили санитары, так как СК не просил ее сохранить. Следствие это объяснение удовлетворило: санитары не считаются должностными лицами, а значит, события преступления не было. «Я считаю, по поводу пропажи вещей следствие поработало достаточно, но, к сожалению, добыть доказательства для того, чтобы привлечь виновных, не удалось», — комментирует Мухамеджанов.

Помимо возбуждения новых дел внимание СК привлек и один старый случай, который до этого ведомство отказывалось расследовать больше года. Еще в 2016 году житель Нижнекамска Ильдар Камалеев рассказывал следователям, как его задержали из-за драки в подъезде и пытками выбивали признание в том, что это он избил пострадавшего. Камалеев утверждал, что ему затыкали рот половой тряпкой, надевали на голову полиэтиленовый пакет и били. Он опознал полицейских, участвовавших в издевательствах — это были уже арестованные Логачев и Ахметшин; так к их делам добавился новый эпизод. Третьему сотруднику МВД, на которого указал Камалеев — Ильнару Гарипову, стажеру на должность оперативника — удалось скрыться. Он не явился ни по одной повестке и был объявлен в розыск. «По той информации, что у меня есть, он скрывается в одной из стран бывшего Советского Союза. Видимо, учитывая, что все остальные под арестом, он догадался, что его то же самое ждет», — предполагает Мухамеджанов.

Вскоре после ареста полицейских уволили со службы вместе с начальником отдела по Нижнекамску; еще несколько сотрудников были понижены в должности и привлечены к дисциплинарной ответственности. Фактически обвиняемых уволили не за пытки, а за грубое нарушение служебной дисциплины — задержание без документального оформления, обращает внимание Мухамеджанов: «Пытки мы не подтверждаем — такая у них позиция». Служебная проверка МВД по заявлениям пострадавших Удирякова и Тимофеева не выявила нарушений; сейчас ее материалы есть в материалах уголовного дела.

В сентябре 2018 года, когда следствие уже подходило к концу, СК направил новому начальнику управления МВД по Нижнекамскому району Владимиру Ветлугину представление с выводами о причинах случившегося. Согласно этому документу, обвиняемые руководствовались ложно понятыми интересами службы и желали незаконным путем повысить статистические показатели работы УМВД. Этому способствовала неправильная постановка задач руководством отдела, а также отсутствие контроля за оперативниками, говорится в представлении.

Расследуя дело о пытках, СК получил данные о других возможных преступлениях Ахметшина и его подчиненных. Сразу несколько местных жителей рассказали, что давали полицейским взятки — либо «за общее покровительство», либо после вымогательства. Например, мужчина по фамилии Шагиев вспомнил, что в 2016 году полицейские требовали, чтобы он признался в хищении денег, угрожая подкинуть наркотики; Шагиев выбрал статью о хищении, и тогда у него стали вымогать суммы до 300 тысяч рублей за смягчение обвинения или меры пресечения. Еще пятеро человек рассказали, как их били и вымогали деньги, угрожая уголовным делом. По этим материалам следователи насчитали 14 эпизодов по статьям о превышении полномочий и о вымогательстве и получении взятки; их выделили в отдельное производство.

Сейчас обвиняемые знакомятся с материалами дела. Булат Мухамеджанов предполагает, что судебный процесс стартует в начале следующего года.

Ринат Ахметшин, 33 года. Начальник отделения по борьбе с групповой преступностью отдела уголовного розыска управления по Нижнекамскому району МВД Татарстана;

Ильнар Гарипов, 35 лет. Стажер-оперуполномоченный отделения по обслуживанию территории отдела уголовного розыска

Служебная характеристика

Капитан полиции Ринат Ахметшин служил в МВД с 2005 года. «За период службы зарекомендовал себя с положительной стороны, как грамотный и справедливый руководитель, который может своевременно организовать работу личного состава, — писал начальник отдела уголовного розыска Марс Яфаров. — В работе проявляет инициативу, способен решать поставленные задачи, разобраться в конкретных ситуациях».

Яфаров отмечает, что Ахметшин «контролирует работу подчиненного состава, несет персональную ответственность за состояние дисциплины и законности вверенного подразделения», при этом «работает, не считаясь с личным временем» и «служебные интересы ставит выше личных». Подполковник Яфаров описывает коллегу как «в быту скромного, морально устойчивого, физически подтянутого» сотрудника.

Обвинения

«Встав на путь нарушения закона» (стандартная формулировка из постановлений о привлечении в качестве обвиняемого), Ахметшин совершил преступление сначала по пунктам «а», «б» и «в» части 3 статьи 286, а затем — по пунктам «а» и «в» той же третьей части 286 статьи УК (превышение должностных полномочий с применением насилия, оружия, спецсредств и с причинением тяжких последствий).

В постановлении СК подробно излагаются обвинения в адрес Ахметшина. Так, 7 ноября 2016 года стажер-оперуполномоченный Ильнар Гарипов получил указание проверить, не мог ли местный житель Ильдар Камалеев быть причастен к избиению мужчины в подъезде жилого дома. Вечером 8 ноября Гарипов забрал Камалеева из съемной квартиры и привез в отдел полиции; вину тот признавать отказался. В результате на протяжении четырех часов Гарипов вместе с оперативником Михаилом Логачевым выбивали из него нужные показания «во исполнение устного указания Ахметшина».

Ильдар Камалеев. Фото: из материалов дела

Сначала задержанного просто оскорбляли, а затем принялись бить: по лицу, по голове, в грудь и в живот. Нужных ответов полицейские не получили и «вопреки интересам службы» поставили Камалеева лицом к стене, надели на руки наручники и продолжили бить. Камалеев упал, но и на полу его били ногами, а затем приковали к стулу. Оперативник Логачев достал из мусорного ведра полиэтиленовый пакет, сел на стул за спиной Камалеева и надел пакет ему на голову, продолжив пытки «путем перекрытия дыхания». Камалеев сопротивлялся и смог «уронить» сидящего на стуле Логачева — тогда стажер Гарипов сел ему на ноги.

Зайдя в кабинет, Ринат Ахметшин увидел задержанного на полу в наручниках, подошел к нему и потребовал сознаться в совершении преступления. Получив отказ, Ахметшин нанес Камалееву несколько ударов ногами по почкам, по шее, спине и голове, угрожая то убийством, то «проблемами» на работе и у родственников.

После того вечера у Камалеева остались кровоподтеки на животе, груди, руках и бедре, у него была разбита губа. В постановлении следователя это не упоминается, но врачи в Набережных Челнах диагностировали у него также контузию, ушибы почек и головного мозга.

Следующий случай, по которому предъявлены обвинения начальнику отделения, произошел в октябре 2017 года. В ночь с 14 на 15 октября кто-то вскрыл ВАЗ-2114, и хозяин машины Николай Удиряков написал заявление в полицию. Похищенную аудиомагнитолу уже через пару дней он нашел в продаже на сайте «Авито», после чего решил действовать самостоятельно: вместе с другом Владимиром Тимофеевым поехал на встречу с продавцом, который сразу признался, что получил технику от своего друга Ильназа Пиркина. Ситуацию удалось разрешить мирно: Пиркину позвонили с просьбой вернуть аудиосистему и назначили встречу у гостиницы «Кама».

Николай Удиряков. Фото: из материалов дела

На встречу приехали оперативники, которые задержали молодого человека и доставили его в здание управления МВД. На следующий день Пиркин совершил самоубийство, под пытками признавшись в 47 кражах из машин. Ради этих показаний сотрудники полиции избивали Пиркина руками и ногами, а потом надели ему на голову противогаз и перекрывали дыхательный клапан.

Через неделю после самоубийства Пиркина были задержаны сотрудники полиции Наиль Миндубаев, Гадель Рахимов и Игорь Филинов. В тот же день Ринат Ахметшин, чтобы отвести подозрение от подчиненных, «применил совместно с сотрудником полиции Логачевым М.В. физическое и психическое насилие» к владельцу ограбленной машины Николаю Удирякову и его другу Тимофееву, чтобы те сознались в доведении Пиркина до самоубийства «из мести за кражу личных вещей». Сначала в полицию доставили Удирякова, которого Ахметшин бил по шее и в грудь, угрожая убийством, затем — Тимофеева, которому начальник отделения угрожал подбросить наркотики, сопровождая угрозы матерной бранью и требуя «признаться, что он совместно с Удиряковым Н.С. вывозил в лес Пиркина И.Г. и довел последнего до самоубийства». Далее Ахметшин принялся бить Тимофеева по голове; находившийся рядом Логачев не вмешивался. Вечер и ночь Удиряков и Тимофеев провели в управлении без «каких-либо законных оснований». Действия обвиняемого Ахметшина, подчеркивают в СК, способствовали «дискредитации правоохранительных органов в глазах общественности».

Михаил Логачев, 33 года. Капитан полиции, оперуполномоченный отделения по борьбе с групповой преступностью отдела уголовного розыска

Служебная характеристика

Капитан полиции Михаил Логачев на службе «зарекомендовал себя с положительной стороны, как исполнительный, дисциплинированный, грамотный сотрудник», говорится в характеристике за подписью начальника отдела уголовного розыска МВД по Нижнекамскому району Айрата Шакирова. «К любому порученному делу относится добросовестно, с чувством ответственности, — пишет подполковник. —Проявляет разумную инициативу и творческий подход к выполнению поставленных задач». В обращении с гражданами и коллегами Логачев «общителен, выдержан, тактичен».

Обвинения

В ноябре 2016 года капитан Логачев вместе с коллегами участвовал в пытках Ильдара Камалеева — по версии следствия, оперуполномоченный вместе со стажером Гариповым и их начальником Ахметшиным пытались заставить жителя Нижнекамска взять на себя вину в избиении мужчины на лестничной площадке жилого дома на Проспекте мира.

Фото: из материалов дела

По версии следствия, Логачев отобрал у задержанного мобильный телефон, а затем в кабинете №323 управления МВД по Нижнекамскому району первым начал оскорблять и бить Камалеева; стажер Гарипов к нему присоединился. Следователь отмечает, что именно Логачев ставил Камалеева к стене, сковывал его руки за спиной и душил пакетом из мусорного ведра.

Следующий эпизод дела касается случая Ильназа Пиркина, однако в его пытках капитан Логачев участия не принимал: в постановлении следователя говорится, что он применял «физическое и психическое насилие» в отношении Николая Удирякова и Владимира Тимофеева, от которых требовали признаться в доведении Пиркина до самоубийства. Следствие пришло к выводу, что Логачев, узнав о предсмертном видеообращении Пиркина, распорядился доставить в здание управления владельца машины Удирякова, а начальник отделения по борьбе с оргпреступностью Ахметшин начал его бить и угрожать убийством, предлагая «покончить жизнь самоубийством так же, как и Пиркин И.Г., в случае отказа оговорить себя и Тимофеева В.М.». Логачев в действия начальника не вмешивался, а затем привез в полицию Владимира Тимофеева. Ахметшин «совместно и согласованно с Логачевым» начал кричать на Тимофеева, угрожал подбросить ему наркотики.

Владимир Тимофеев. Фото: из материалов дела

Наконец, еще один эпизод из дела касается вымогательства взятки: 3 мая 2018 года Логачеву стало известно о задержании некоего Рафикова «по подозрению в совершении развратных действий». Капитан стал названивать мужчине, требуя 10 тысяч рублей за квалификацию его действий по административной, а не по уголовной статье. Рафиков согласился, но попросил две недели на сбор денег; время шло, а денег все не было, и сумму удвоили. Тогда Рафиков сообщил о вымогательстве взятки в полицию, и 23 мая приглашенный Логачевым «для конспирации» посредник был задержан при получении взятки.

Игорь Филинов, 31 год. Лейтенант полиции, участковый оперуполномоченный отделения по раскрытию преступлений против собственности отдела отдела уголовного розыска;

Наиль Миндубаев, 38 лет. Лейтенант полиции, участковый оперуполномоченный, прикомандированный к отделению по борьбе с преступлениями против собственности отдела уголовного розыска;

Гадель Рахимов, 25 лет. Лейтенант полиции, оперуполномоченный отдела уголовного розыска

Служебные характеристики

Лейтенанты Миндубаев и Рахимов, как следует из характеристик за подписью начальника отдела уголовного розыска Марса Яфарова, считаются «исполнительными, дисциплинированными и грамотными сотрудниками». Работают, «не считаясь с личным временем», проявляют «разумную инициативу». Служебной характеристики на Филинова в распоряжении «Медиазоны» нет.

Обвинения

По версии обвинения, Игорь Филинов и Гадель Рахимов вечером 18 октября 2017 года участвовали в задержании Ильназа Пиркина у гостиницы «Кама» в Нижнекамске. По версии обвинения, полицейские «необоснованно применили физическую силу и специальные средства — наручники», хотя Пиркин не оказывал сопротивления и не пытался сбежать. Подойдя к молодому человеку, Филинов и Рахимов не представились, схватили его за плечи, нагнули вперед, завели руки за спину и сковали их наручниками, а затем посадили в свою машину и повезли в управление МВД, по пути избивая руками и ногами и угрожая, что могут его убить и закопать в лесу.

Когда Пиркин оказался в служебном кабинете №207, Филинов и Рахимов потребовали от него признания в совершении серии краж из автомобилей. Они продолжали бить задержанного, а также угрожали пытками, «в том числе воткнуть иголку под ногти». После этого Филинов и Рахимов, пишет следователь Замараев, «надели на голову потерпевшего противогаз» и начали пытать «путем перекрытия дыхательного клапана противогаза на его голове». За пять минут до полуночи Филинов вышел из здания, оставив Пиркина с Рахимовым, а вернулся через час — в компании лейтенанта Наиля Миндубаева. Втроем они продолжили пытки «путем лишения сна и оказания психического и физического давления». «При этом, с целью придания видимости добровольности нахождения Пиркина И.Г. в ночное время в УМВД России по Нижнекамскому району, а также с целью лишения его сна Рахимов Г.И. периодически на 3-9 минут выводил Пиркина И.Г. из здания УМВД России по Нижнекамскому району на улицу», — отмечает следователь. Спустя сутки без сна Пиркин под пытками согласился на требования полицейских. Вечером 19 октября он оговорил себя и дал ложные показания против человека, которому передал вытащенную из машины аудиосистему, а через полтора часа после освобождения покончил с собой.

Кадр: телеканал «Дождь»

Следователь отмечает, что «совместные и согласованные преступные действия» полицейских «создали субъективно сложную психотравмирующую ситуацию, обусловленную возможностью публичной огласки, сопровождающуюся чувством стыда, выраженной обиды и глубокого разочарования, фрустрацией одной из ведущих потребностей в самоуважении». В результате у Пиркина сформировались «суицидальные намерения» и «аффективная импульсивная аутоагрессивная реакция». Таким образом, заключают в СК, самоубийство Пиркина стало результатом выбивания признательных показаний «путем угроз, жестокого обращения с потерпевшим и систематического унижения его человеческого достоинства».

Редактор: Дмитрий Ткачев

Исправлено 19:52 24 декабря. По требованию Роскомнадзора в тексте отцензурированы два фрагмента, которые ведомство сочло «информацией о способе совершения самоубийства». Также удалена фотография, в которой Роскомнадзор усмотрел «размещение в текстовой и графической форме информации о совокупности необходимых для самоубийства условий».

Источник: Медиазона

Комментарии

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Какую роль в решении проблем защиты прав заключённых может сыграть гласность и мощный интернет-ресурс "ОНК.РФ"?

Петер Оборн

Петер Оборн

Главный политический комментатор газеты "Тhe Daily Telegraph"

Новый проект ОНК.РФ мне кажется очень перспективным.  Я посмотрел на новый сайт (который, я замечаю, пока находится в стадии тестирования) и всё выгладит очень профессионально и всеобъемлюще.  Особенно впечатляет открытость сайта и система прямого обращения между членов ОНК и посетителями сайта, это обязательно поможет всем лучше понимать роль и деятельность общественных наблюдательных комиссий.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3644 обращения
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ